Главная » 2018 » Август » 7 » «Накажите меня как можно строже»
11:14
«Накажите меня как можно строже»

22 февраля ближе к обеду в здание сельского почтового отделения забежал явно взволнованный местный житель Петров (все имена и фамилии героев материала изменены).
– Галька Котова зарезала! 
Начальница почты на какую-то долю секунды замешкалась, вспоминая, какое это будет по счету разбирательство горячей натуры Галины Халдеевой со своим сожителем. Но Петров настаивал:
— Надо полицию вызывать…

 

После несложившейся семейной жизни Василий Котов лет десять жил один. Был он человеком покладистым и незлобивым. Но, к сожалению, пьющим. Коих немало в российских деревнях. Пока был здоров, подрабатывал на местной ферме. Девять лет назад в результате дикой истории, о которой многие в селе и по сей день предпочитают не вспоминать, потерял руку. Тем февральским днем в гости к Котову заглянули двое односельчан – Красильников и Петров. Причем оба были не просто земляками, а родственниками: Красильников приходился хозяину родным племянником, не седьмой водой на киселе был и Петров. У обоих в недалеком прошлом уже были конфликты с законом, и с местами не столь отдаленными оба знакомы не понаслышке.
В запущенном жилище Котова – ни света, ни газа, ни воды. А зачастую (как и в тот вечер) – ни куска хлеба. Потому гости заглянули не с пустыми руками: дали хозяину деньги и отправили за самогоном. К его приходу выломанными из остатков забора штакетинами разожгли печку…
Вроде бы и отпить из принесенной бутылки успели немного. Но для гостей она в тот день была уже не первой. Красильников вспомнил какие-то свои старые обиды на дядьку. Третьего участника застолья все эти разговоры, похоже, мало интересовали, и он вскоре уснул. Через некоторое время Красильников собрался уходить, но обещал вернуться. Никто и не мог предположить, сколь зловещий смысл оказался вложен в эти слова…
Хозяин дома допил в одиночестве бутылку и тоже лег спать. Проснулся оттого, что его тормошил вернувшийся племянник. Петров, лежавший рядом с ним на единственной в доме кровати, похоже, тоже еще не совсем пришел в себя.
Дальнейшее напоминало кадры фильмов не для слабонервных. Красильников заставил дядю снять футболку, пояснив, что сейчас будет жечь ему руку. При этом садистски успокоил: «Ты пьяный, тебе не будет больно». Затем дал команду Петрову: «Держи ему руку!»
Котов услышал хорошо знакомый ему шум паяльной лампы и почувствовал дикую боль. Попытался было освободиться от удерживающих его руку и голову чужих рук, но Красильников предупредил: «Не дергайся, а то убью!». Зная крутой нрав племянника и ранее будучи не раз битым им, Котов стиснул зубы… Он еще слышал голос Петрова, продолжавшего держать его руку и говорившего что-то вроде «хватит-хватит», а потом потерял сознание.
Очнувшись только утром, мужчина не сразу вспомнил все произошедшее ночью. Но и потом он никому ни на кого не пошел жаловаться. Правду рассказал только односельчанке, жалевшей его и не раз помогавшей ему. Да и ту 
предупредил, чтобы никому не говорила. Попросился к ней на постой на время, пока не заживет рука, да попросил раздобыть для него спиртного в качестве обезболивающего. У женщины, отправившейся якобы за самогоном, хватило мудрости вызвать скорую помощь.
Врачи, которым пациент сказал, что сам обжегся, упав на печку, едва ли поверили ему. Обуглившиеся от  воздействия открытым пламенем ткани не давали возможности даже просто разогнуть руку, а к моменту поступления мужчины в больницу в них уже началось нагноение. В итоге ожог 4 степени осложнился гангреной. Но только когда встал вопрос о неизбежности ампутации руки 
на уровне плечевого сустава, пациент пригласил к себе сотрудников милиции  и рассказал всю правду.
Но даже получив тяжелейшее увечье, оставшись на всю жизнь инвалидом, он не затаил смертельной обиды на родственников. Он даже не предъявил к ним претензий морального и материального порядка, а наказание им просил назначить 
на усмотрение суда.
Подсудимые же даже в суде продолжали настаивать на своей непричастности к совершению данного преступления: один, мол, уснул, другой – ушел и больше не возвращался. А что там было, кто его знает… Их явка с повинной якобы была выбита из них сотрудниками милиции…
Суд признал обоих виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего потерю органа, совершенного группой лиц с особой жестокостью и мучениями для потерпевшего, и приговорил Красильникова к 7 годам лишения свободы, Петрова – к 6 годам с отбыванием наказания в колонии строгого режима.
А Котов тем временем пытался заново устраивать свою жизнь. Получение инвалидности давало ему некоторые дивиденды: по крайней мере, ему не приходилось теперь думать о том, чем он будет сыт завтрашним днем. А точнее было бы сказать – чем будет пьян, поскольку чаще всего пенсия уходила на выпивку. Появилась в его доме и женщина. Причем не на день, не на месяц, а на годы. И, как оказалось впоследствии, до конца его дней.
Галина Халдеева, по отзывам сельчан, была женщиной работящей, трудилась на местной ферме. С одной оговоркой: когда трезвая. Но такой она бывала гораздо реже, нежели выпившей. Пили они вместе с Петровым. Бывало, неделями. И в такие моменты у женщины, как образно выразилась одна из односельчанок, голову сносило.
Первый тревожный звонок прозвенел летом 2012 года. Тогда Галина в ответ на проявления ревности со стороны сожителя схватилась за лежавший на столе нож, которым нанесла ему три удара: в колено, бедро и грудную клетку. Лезвием было повреждено легкое. Но к началу процесса мужчина был уже на ногах и в судебном заседании активно защищал любимую: мол, это он сам спровоцировал ее своим поведением, а теперь прощает и просит суд строго не наказывать. Противоправность и аморальность поведения потерпевшего, явившиеся поводом для преступления, суд учел тогда в качестве смягчающих наказание обстоятельств и назначил Халдеевой наказание в виде лишения свободы на 6 месяцев.
…Новый 2013 год они встречали уже вместе. А спустя немногим более полутора лет Котов снова попал в больницу с ножевым ранением. Несколько дней до этого Василий и Галина пили. Как это нередко бывало в такие дни и ранее – поссорились. Котов даже выгнал сожительницу из дома, и она ночевала в бане. На следующий день в знак примирения он принес домой две бутылки водки. Обе и выпили. Женщине уже хотелось спать, а ее собеседнику – продолжения общения. Он все что-то говорил, приставал к ней с вопросами. Галина пригрозила, что если он не замолчит, она снова ударит его. Но Василий не унимался.
Тогда она встала с дивана, достала из ящика кухонного стола нож, подошла к Котову, стоявшему к ней лицом, и ударила его в грудь. Затем положила нож на место и легла спать. А Василий вышел на улицу – просить соседей вызвать «скорую помощь».
Халдеевой снова было предъявлено обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего. В ходе расследования дела в отношении обвиняемой проводилась экспертиза. Согласно заключению специалистов, женщина страдает синдромом зависимости от алкоголя, следствием чего являются алкогольные психозы, признаки социальной и личностной деградации, что, однако, не лишало ее возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. 
В судебном заседании по делу потерпевший в очередной раз простил свою обидчицу, винил во всем произошедшем себя, просил не наказывать слишком строго. Винилась перед Котовым и сама Галина. Тяготение этих двух людей друг к другу было очевидным. Может быть, и правы были те свидетели этой истории, кто, как ни странно, говорил о любви. Имея при этом в виду не только страсть к выпивке. Просто любили они по-своему, как умели, как могли в силу своего интеллекта, воспитания, образа жизни…
Соглашаясь с выводами экспертного заключения, суд признал Галину вменяемой и с учетом наличия в ее действиях опасного рецидива преступлений приговорил ее к 3 годам лишения свободы.
В адрес местного отдела полиции судом было направлено частное постановление с указанием 
на необходимость усиления участковыми уполномоченными профилактической работы с целью недопущения злоупотребления населением спиртными напитками, совершения им преступлений и других противоправных действий.
Они снова встретились в сентябре 2017 года. А уже в июне 2018-го Галина вновь оказалась на скамье подсудимых. На этот раз обвиняемой по уже более тяжкой статье – за убийство.
Накануне трагедии Халдеева ездила в город, в районный отдел полиции, чтобы отметиться. Инспектор, осуществлявший административный надзора в отношении женщины, в судебном заседании пояснила, что та неоднократно приходила отмечаться с запахом алкоголя, но вела себя спокойно, нарушений по надзору не имелось. Да и сама подсудимая в процессе не скрывала: «Один раз за все время проверок я трезвая была».
Там же, в процессе, выяснится, что Котов и Халдеева пили уже два месяца. А если пили – значит, и ругались. Ругались и мирились… 
После возвращения Галины из города начали похмеляться. Вечером легли спать, но Котов все никак не мог угомониться: что-то кричал, матерился на сожительницу, мешая ей уснуть. На просьбы замолчать не реагировал. И когда терпение у Галины кончилось, она, взяв из тумбочки кухонный нож, нанесла им удар прямо через одеяло лежащему на кровати Василию. Тот затих, а она легла рядом и уснула.
Проснувшись утром и откинув одеяло, женщина поняла, что сожитель мертв. Вскоре в дверь постучали. Это был Петров. На его вопрос про Котова Галина ответила, что тот спит и не надо его будить. Предложила выпить с ней и только потом сказала, что Василий больше не проснется. Затем со словами «Дай я последний раз посплю с ним» прилегла на кровать…
В судебном заседании женщина отказалась давать показания, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ. Вину свою признала полностью, причиной трагедии не стесняясь называла алкоголь («Да у нас пьянка изо дня в день была, я пью и теряю контроль над собой»), в последнем слове просила только одного: наказать ее как можно строже. Очередное заключение судебно-психиатрической экспертизы объясняло многое в поведении подсудимой. Индивидуально-психологические особенности личности женщины (самолюбие, демонстративность, артистичность, подвижность психики, нетерпимость, превалирование эмоциональности и чувственности над рассудочностью)  при наличии криминального опыта с отсутствием страха перед возможным наказанием, помноженные на многолетнее злоупотребление алкоголем, рецидивы пьянства после противоалкогольного лечения и стали той гремучей взрывоопасной смесью, что сдетонировала новым страшным преступлением.
С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, наличия в действиях подсудимой особо опасного рецидива ей назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы.
Татьяна ЧЕРНОВА.
г. Абдулино.

Категория: СТАТЬИ | Просмотров: 25 | Добавил: МРодина | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar