Ремонт для ветерана


«Прочитал в «Малой Родине», что в органах соцзащиты составляют списки ветеранов, тружеников тыла и лиц прочих категорий, нуждающихся в ремонте жилья, и выделяют им материальную помощь. Хотел бы узнать, как это можно сделать».

…Такой звонок поступил в редакцию от 89-летнего ветерана труда, труженика тыла, инвалида 2 группы Николая Семеновича Тиньгаева. Мы отправились к нему домой, чтобы пообщаться и посмотреть, в чем нуждается пожилой человек. Во время встречи Николай Семенович поведал нам историю своей жизни, настолько насыщенную событиями, что мы не могли не поделиться ей с вами.
Детство его началось в Киргизии, на станции Новотроицкой, недалеко от г. Фрунзе (ныне Бишкек). Когда началась война, Николаю шел двенадцатый год. Его мама работала стрелочницей на железной дороге и, к сожалению, трагически погибла. По ряду обстоятельств Николай вскоре был определен в детский дом г. Фрунзе, а его младшая сестра осталась жить с бабушкой и тетей.
Посмотрели войну
«Мы с другом из детского дома вышли погулять и пошли на железнодорожную станцию, – рассказывает Николай Семенович. – Там стояли вагоны, в которые из госпиталя грузили легкораненых, чтобы отправить обратно
на фронт. И мы захотели посмотреть войну. Залезли тихонечко в вагон и спрятались под нарами. Ехали три дня, потом друг не выдержал и заплакал от голода и нужды. Нас обнаружили, и высадили на станции где-то то ли в Белоруссии, то ли в Украине, нас встретила милиция. Приехали машины с пушками, в них погрузили снаряды, посадили в одну из них нас с другом и повезли. Когда мы подъезжали к лесу, вдруг увидели, что из-за него показались немецкие танки. Завязалась перестрелка, потом налетели самолеты, и началась бомбежка. Мы с другом тоже помогали – подавали ящики с боеприпасами к пушке. Тут меня как поддало сзади, и я потерял сознание…»
Первые трудовые шаги
Очнулся Николай уже в госпитальной палатке, весь забинтованный. Оказалось, что недалеко от него разорвался снаряд, и его ранило осколками, шрамы от которых до сих пор остались на спине, животе, лбу, ногах… Его вместе с другими ранеными вскоре отправили на станцию и погрузили на пассажирский поезд, который доставил их в Оренбург, в госпиталь. Николай оказался в одной палате с солдатами, за которыми должна была приехать машина из с. Софиевки Пономаревского района.
«В общем, я созорничал – погрузился вместе с ними и поехал, – рассказывает Николай Семенович. – Я знал, что в Софиевке живет женщина, к сожалению, имени ее точно не помню – то ли Серафима, то ли Ефросиния, с которой моя мама переписывалась, и решил добраться до нее. Солдаты, которые ехали со мной, ее тоже знали и помогли найти ее дом. Она очень мне обрадовалась – ее муж погиб, детей не было, жила одна-одинешенька в маленьком саманном домике, работала дояркой. Она взяла меня к себе, лечила меня, делала перевязки. Когда я поправился, начал работать – пас коров, трудился на ферме. Потом, это было уже в 1944-м году, мне дали лошадей и две брички – одну под сено, солому, зерно, а другую – чтобы возить людей. И я возил председателя колхоза».
Но в победном 1945-м женщина, у которой жил Николай, умерла, и он остался один в ее крошечной избушке. Задумал вернуться к своим бабушке и тете. Председатель и односельчане всем миром собрали ему деньги на билет.
Возвращение на родину
В очереди к кассе Николай познакомился с военным, который ехал туда же, куда и он – на станцию Новотроицкую. Впоследствии он навестит своего юного друга и предложит ему пойти учиться и стажироваться на элеватор «Заготзерно». Николай успешно сдал экзамены и начал работать токсировщиком, а позже – бухгалтером оперативного учета. В 1951 году его забрали в армию, в танковое училище, где он получил удостоверение танкиста. После окончания «срочки» остался в штабе дивизии Читинской области, на полном довольствии и весьма приличной по тем временам зарплате.
За рулем
Позже Николай уехал в Казахстан, на станцию Тайнча, куда перебрались его родные.
«Я же приехал с деньгами, – рассказывает он, – купил домик, женился. Устроился в автоколонну техническим бухгалтером, проработал год. Потом смотрю: наш инженер ходит на занятия в автошколу ДОСААФ. Я у него спрашиваю: «Если я сейчас пойду, возьмут?» Он говорит: «Вряд ли, до конца курса осталась всего неделя». Ну, я все равно на следующий день взял удостоверение танкиста и пришел к начальнику ДОСААФа. Хочу, говорю, быть шофером. Он говорит: «Как же ты сможешь, неделя ведь осталась до экзаменов?» А ему: «Что, машина сложнее танка?» В общем, изучил я за неделю ПДД, сдал вождение и получил водительские права на грузовой автомобиль. Не прошло месяца, как в автоколонну поступили новые бортовые ЗИЛ-150, и на них нужны были шоферы. Я тут же перевелся из бухгалтерии. А ведь как раз целину поднимали, строили новые села, совхозы! Вот где было работы, вот где мы поездили!»
Дом, в котором жила семья Николая Семеновича, был небольшой, и он решил построить новый. Работа шофера, когда в поездках он проводил дни и ночи, не позволяла это сделать, и из автоколонны пришлось уволиться. Николай Семенович устроился дежурным слесарем на элеватор и, работая посменно, чуть больше чем за год построил новый просторный дом. Немного погодя, просмотрев трудовую книжку молодого специалиста, директор элеватора перевел его на должность сменного мастера, который составлял бухгалтерские отчеты.
Элеватор стоял возле железной дороги, а рядом с ним возводилась новая строительная база.
«Иду со смены, – рассказывает Николай Семенович, – а навстречу механик автобазы, где я раньше работал. Оказывается, райком партии перевел его из автоколонны на строящуюся базу, и теперь он главный механик. На базу нужны были заведующие механическими мастерскими, и он прямо сразу повез меня к директору. Уже на следующий день я вышел на работу в цех».
Жизнь в Абдулино
Позже сестра Николая Семеновича вышла замуж, переехала в другой город и увезла с собой бабушку. Они с супругой Верой Андреевной остались вдвоем. Ее отец и мать жили в с. Кирсановке Пономаревского района Оренбургской области, и супруги решили переехать поближе к родным. В Абдулино жил крестный Николая Семеновича, и он убедил их остаться жить в городе, дескать, родители все равно рядом.
В Абдулино Николай Семенович освоил новую профессию – стал работать электросварщиком в вагонном депо, а потом – в Абдулинском СМУ. Как раз в это время строились многоквартирные дома, и водопроводы, системы отопление в них «варил» Николай Тиньгаев. Позже СМУ был ликвидирован, а на его месте организована ПМК-5, где Николай Семенович продолжил работу сварщика, а потом был переведен на должность заведующего мастерскими. К слову, супруга Николая Семеновича Вера Андреевна также работала рядом с мужем в ПМК-5, была штукатуром, а потом перешла на опытный завод … сварщиком. «А что, – улыбается Николай Семенович, – когда мы вместе ездили по стройкам, я ее потихоньку учил электросварке, и у нее все хорошо получалось».
Как-то, взяв отпуск, Николай Семенович поехал в Оренбург на курсы автокрановщиков – на предприятие как раз поступили новые автокраны.
«Я стал работать на новом МАЗе с 16-метровой стрелой. На этом кране мы обслужили пол-области! Нет, наверное, ни одного села, в котором бы мы не побывали. Строили школы, клубы, здания правлений… И многоквартирные дома на улице Школьной в Абдулино, и двухэтажная контора бывшего райпо на рынке, здание ЗАГСа и библиотеки, цеха возле бывшего опытного завода и еще много зданий были построены с моим участием. Во время стройки цеха произошло ЧП – у переносимой краном плиты вырвалась петля, и она грохнулась на кабину крана, я сильно травмировался… После больничного я все же достроил это здание, но начала кружиться голова, и работать на кране стало трудно».
Николай Семенович уволился с ПМК и стал трудиться слесарем
на опытном заводе, позже – на абдулинском элеваторе. Однако со временем ушибленная рука стала плохо работать, и он перешел на работу водителем пожарной машины, а в 1990 году вышел на пенсию.
На столе Николая Семеновича Тиньгаева целая кипа почетных грамот, благодарностей, стопка «корочек» от медалей «За доблестный труд в годы ВОВ 1941-1945 гг.», «За трудовое отличие».
«В прошлом году я уже обращался в администрацию с заявлением по поводу ремонта, – говорит Николай Семенович. – И ко мне даже приезжала комиссия, осматривала все, что необходимо отремонтировать – забор, веранду, крышу. Но дальше этого дело не пошло. Крышу-то я уже сам перекрыл, за свой счет… Можно ли узнать судьбу моего заявления? Или уже новое написать?»
Как рассказала нам и. о. директора «КЦСОН г. Абдулино» Оксана Попова, областная программа по оказанию материальной помощи на реконструкцию жилья, о которой говорит Н. Тиньгаев, работает в области согласно постановлению Правительства №555 от 2.07.2012 г., однако финансирование ее в нашем городском округе началось лишь в прошлом году. Количество квот ограничено. Например, в 2017 году на ремонт жилья ветеранов было выделено 4 квоты, в текущем – 14, и все они уже закрыты. В новом году квоты ожидаются в январе-феврале, и получать их ветераны будут в порядке очереди. Чтобы встать в нее, Николаю Семеновичу (или кому-нибудь из его родных) необходимо приехать в КЦСОН по адресу:
ул. Коммунистическая, д. 17 (здание бывшего УПК, 2 этаж), написать заявление и приложить к нему ряд документов – копии паспорта, удостоверения участника войны (труженика тыла), свидетельства права собственности на дом (или договора купли-продажи), справку о регистрации. Необходимо иметь в виду, что претендующий на материальную помощь ветеран должен обязательно быть собственником (или иметь долю) ремонтируемого жилья, не стоять в очереди на улучшение жилищных условий. Воспользоваться такой помощью ветеран может раз в пять лет.
Анна ЛЮЛИНА.

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Admin

2
Комментарии: 1Публикации: 134Регистрация: 17-09-2018

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *